Панические атаки вернулись

Содержание
  1. Как я поборол панические атаки
  2. Занимательная физиология
  3. Работа по системе
  4. Простые правила
  5. Как я вылечила ВСД (панические атаки) у психотерапевта навсегда. Часть 1
  6. Визит к психотерапевту
  7. Что советовал сделать психотерапевт
  8. Могут ли панические атаки пройти сами с возрастом
  9. Прогноз позитивный
  10. Что говорит искусство
  11. Как это происходит в жизни
  12. Ищите и находите способы помочь себе
  13. «Я впервые почувствовала, что мне не страшно жить»
  14. В стране панического расстройства
  15. Выход
  16. Искать причину бесполезно
  17. Нужны лекарства
  18. Нужна психотерапия
  19. Нужно научиться самопомощи
  20. Возможно, нужно изменить образ жизни
  21. Паническое расстройство иногда возвращается. Почему?
  22. Как правильно прорабатывать паническое расстройство, чтобы избавиться от него?
  23. Может ли вернуться паническое расстройство?
  24. Может ли паническое расстройство пройти само собой?

Как я поборол панические атаки

Панические атаки вернулись

Что происходит во время кратковременного нарушения вегетативной системы, а также о поведении во время атак и способах их победить.

На выходе из переполненного вагона метро, я задеваю людей рядом и протискиваюсь на станцию. Она тоже полна народу, нужно быстро сообразить, в какую сторону двигаться – чуть замешкался, и толпа сама поведет тебя куда захочет.

Указатели слишком мелкие, прочитать ничего невозможно. Внезапно возникает раздражительность, а зрение сужается по краям обзора. Вместе с неловкостью, накатывает сильнейшее ощущение дежавю: всё это точно происходило, но вот когда именно? А главное, зачем?

Мысли путаются, сбивается дыхание. Ты стоишь на станции, вокруг с ненавистью проходят ненавистные люди. Ты забыл, как дышать: где-то на осколках памяти остались рефлексы, что нужно сделать вдох, но непонятно – как и для чего? Накатывает дрожь, ноги не слушаются, острейшие запахи людей вокруг обволакивают, проникают через все поры: ты ненавидишь их всех, ненавидишь себя вместе с ними.

Жесткий, невыносимый ужас бьет по вискам, проваливается в сердце и добирается до желудка. Горло сжимается, мыслей нет, есть только всепоглощающее желание умереть.

Одновременно с этим, накатывает неизбежность происходящего: парадоксально, но ты не знаешь, как умереть, и не понимаешь, зачем жить.

[attention type=yellow]

Как можно жить, как вокруг всё так ужасно? Как живут все эти люди, понимая, что всё ужасно, понимая, что умрут.

[/attention]

Без особых на то причин, тебе страшно. Чертовски страшно!

Через пять минут всё проходит. Возвращается зрения, ясность разума, вместе с ними приходит расслабленная апатия. Ты выходишь на улицу, как после долгого сна. Обрывочные воспоминания о кошмаре еще преследует полчаса-час, а затем исчезают. Пронесло, слава Богу, до следующего раз.

Так проходят приступы панической атаки.

Занимательная физиология

В нашей стране долгое время отсутствовало само понятие панической атаки, да и сейчас врачи не всегда решаются заниматься их диагностикой.

Вегетативный или симпатоадреналовый криз, нейроциркуляторная или вегетососудистая дистония с кризовым течением… в международной статистической классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем, нет подобных терминов, но диагностируются атаки зачастую именно так.

Паническое расстройство с выявленным ведущим симптомом наиболее близко подходит к определению атаки. Но ключевое здесь именно ведущий симптом, как признак нарушения вегетативной нервной системы, признак заболевания, где паника – следствие.

Но что если болезни нет, а атаки всё равно регулярно происходят? Человеку плохо, он в депрессии, и его что называется накрывается. С тем же успехом, он может быть счастлив – и его накроет все равно, приступ еще большей интенсивности.

По принятой на сегодня классификации, паническим расстройством считается ситуация, когда одновременно и непредсказуемо происходят как минимум четыре пункта из списка ниже. Проверьте себя, с вами подобное случалось?

  • Учащённый пульс.
  • Потливость.
  • Озноб, тремор, ощущение внутренней дрожи.
  • Ощущение нехватки воздуха, одышка.
  • Удушье или затруднённое дыхание.
  • Тошнота или абдоминальный дискомфорт.
  • Ощущение головокружения, неустойчивость, лёгкость в голове или предобморочное состояние.
  • Ощущение дереализации, деперсонализации.
  • Страх сойти с ума или совершить неконтролируемый поступок.
  • Страх смерти.
  • Ощущение онемения или покалывания (парестезии) в конечностях.
  • Бессонница.
  • Спутанность мыслей (снижение произвольности мышления).

Это основные симптомы. Дополнительные логически продолжают основное, среди них: боли в животе, повышенная температура, расстройство стула, учащённое мочеиспускание, ощущение кома в горле, нарушение походки, нарушение зрения или слуха, судороги в руках или ногах, расстройство двигательных функций, повышенное давление.

В моем случае, было важно исключить патологию, хроническое или острое заболевание, как возможную причину панических атак.

Я это сделал, пройдя обследование. Оказалось, что у меня нет психических заболеваний, организм работает более-менее нормально – достаточно хорошо, чтобы не искать причины панических расстройств, например, в болезнях сердца или крови (чего у меня, слава Богу не выявилось).

Работа по системе

Прочитав множество тематических форумов и пабликов ВК по теме, я оценил степень тяжести ситуации. В подавляющем большинстве случаев, люди описывают свои симптомы, не желая подумать о способах выхода из атак. Им страшно от самого факта будущей атаки, что в том числе провоцирует, вызывает собственно атаку – в результате, во время приступа страшнее во сто крат.

Приняв за аксиому, что купировать (то есть подавить) начало атаки в моем случае невозможно, я стал рассматривать два метода нахождения внутри паники: медикаментозный и психологический.

К медицинским методам относится прием препаратов, разной степени тяжести. Большинство можно купить в аптеке по рецепту: часть на основе трав, часть – химические лекарства. Рекомендовать конкретный препарат я не стану, вы можете спросить в аптеке средство для успокоения, вам точно что-то посоветуют. Важно посмотреть состав, есть ли у вас аллергия на компоненты.

[attention type=red]

Такие препараты реально действуют, но их нужно регулярно принимать, ибо момент, когда накроет атака непредсказуем. Ваш ли это случай, что большую часть жизни вы будете ходить в состоянии подавленной активности – решайте сами. Моим выбором, учитывая характер работы и личной жизни, это точно не стало.

[/attention]

Я выбрал психологический метод. И он сработал.

Простые правила

Оценив свое состояние во время паники, я понял, что сложная методика не будет действовать. Мой организм слабо контроллируется мозгом, память частично пропадает, а значит многоуровневые инструкции не пройдут: я дойду до третьего пункта, на остальные не хватит сил. Поняв, сколько нужно пунктов, я выписал для начала все, чтобы был выбор. А именно:

  • Найти тихое место, где можно в идеале присесть. Как минимум – спокойно стоять.
  • Мои приступы кратковременны, значит мне нужно 5-10 минут без ущерба себе и окружающим.
  • Ни с кем не разговаривать, отключить телефон.
  • Если я на встрече – извиниться, молча выйти в закрытое помещение, туалет.
  • Найти точку отвлечения: скатанный в руке шарик бумаги, визуальный якорь в виде машины, дерева, дома.
  • Изучать точку отвлечения: сколько у дерева листьев, сколько окон в доме, какое количество плиток на мостовой и так далее.
  • Ждать окончания приступа, ничего не делая, выполняя простые операции по изучению объекта.
  • Не пытаться прогнать страх, это вызовет еще больший ужас.
  • Представить, что мое состояние – необычный опыт, недоступный большинству людей и найти в этом свою извращенную прелесть.

Неожиданно, я наткнулся на одну буддийскую практику, называемую (в разных трактовках) переходом в состояние безмыслия. Техника оказалось очень простой.

На листе бумаге рисуется точка. Затем нужно пристально смотреть на эту точку. Через минуту, точка начнет как бы убегать от взгляда, стремясь попасть в периферическую область зрения. Минут через десять возникнет либо раздражение, либо вы сможете поймать эту точку, сфорусироваться на ней.

Еще одна практика: поднимите руку и медленно проведите перед собой. Следите за движением руки, попробуйте поймать свои мысли в этот момент. Если сконцентрироваться только на движении – иных мыслей не будет, кроме факта фиксации самого движения.

Это кратковременное состояние отсутствия мыслей, оно и считается безмыслием. Именно безмыслие помогло мне, в итоге, во время панических атак.

Итак, правила трансформировались в три пункта, каждый из которых – одно слово. Я понимал, что и это много, но большее я в состоянии паники вряд ли пойму. Вот они:

Помогло ли это? Я стал следовать этому принципу и, постепенно, он стал работать. Последнюю атаку я зафиксировал примерно год назад.

Войдя в состояние паники, я как мантру повторял заученные правила. Нашел спокойное место, приказав себе его найти. Стал искать ближайший объект интереса, погружая себя в безмыслие (им оказался стоящий рядом рекламный щит). Стал изучать объект, каждую его линию, переходы цвета, шрифт, которым написан текст. Прошло пять минут и я вернулся к жизни, сам того не заметив.

С тех в моей жизни произошло много событий, в том числе трагических. Панических расстройств в связи с этими событиями не было.

Я понимаю, что мой метод не идеальной, возможно он подходит только мне. Но радость от того, что я сам смог побороть свою панику, наполняет меня уверенностью. А уверенность ведет к тому, что я знаю как вести себя во время атаки – что, в свою очередь, эти атаки как минимум снова не провоцируют.

Самообман? Скорее всего. Но помогло, черт побери!

[attention type=green]

Как вы выходите из панических расстройств, случалось ли подобное с вами? Давайте обсудим, поможем друг другу.

[/attention]

Источник: https://tjournal.ru/s/health/119945-kak-ya-poborol-panicheskie-ataki

Как я вылечила ВСД (панические атаки) у психотерапевта навсегда. Часть 1

Панические атаки вернулись

6 лет мучений для меня закончились навсегда, но кто-то сейчас испытывает то же, что я тогда – вся жизнь свернулась клубком вокруг мыслей о том, как вообще прожить следующий день, как избежать паники и боли, как найти сил в измученном теле и душе на все это.

Итак, я уже писала о том, как я попала к психотерапевту, предварительно обойдя обычных терапевтов, пройдя обследование и лечение болезней, которых у меня не было, но были их симптомы.

И каждое такое безрезультатное лечение загоняло меня в осознание того, что это никогда не кончится, я никогда не вылечусь, мое тело и его состояние всегда будет для меня бременем и обузой и что я всю жизнь буду просыпаться с ужасом перед наступающим днем, ведь мне нужно выходить на улицу (тогда у меня уже началась агарофобия).

Панические атаки или как их называют участковые терапевты – ВСД, вегетососудистая дистония стали канвой моей жизни, не уходя из мыслей ни на минуту. Они бувально сжирали меня заживо.

Основным моим симптомом были паника и жуткая тошнота, через 5 лет к ним добавились нестерпимые позывы к «сходить по-маленькому», а в дальнейшем и боли в животе.

Когда вас в последний раз тошнило так, словно сейчас вырвет? Представьте, что такое прожить в этом состоянии 6 лет по 3-10 часов в сутки тошноты, когда вам нужно сидеть за праздничным столом, улываться, ходить в магазин (помню, как не могла выстоять даже очередь в Магните, думала, что меня стошнит на впереди стоящего, бросала покупки и выбегала), ездить в машине с родственниками, ходить на работу!

При этом я скрывала ото всех, что я больна. Да я и не знала, чем больна. В итоге, я пришла к полной агарофобии и в один день не смогла перенести 2-минутную поездку на машине, устроив такой панический приступ, что все встало на свои места для всех и меня отправили в частный психоневрологический центр.

Визит к психотерапевту

Я уже писала, что пошла в частный центр, чтобы не «засветиться» в гос.лечебницах, в коммерческих же все анонимно.

На приеме мне понравилось, хотя в первые минуты меня смутила молодость врача, но оказалось, она отличный специалист. Мы познакомились, и она сказала устраиваться поудобнее и рассказать все от начала до конца, что со мной случилось и что я чувствую, физически и эмоционально.

Я рассказала про первый приступ, о том, как все сильнее с каждым годом становилась заложницей физических симптомов, в каком-то роде становясь инвалидом.

Мое состояние тогда можно было бы оценить как предсуицидальное и прямо на первом приеме мне был поставлен диагноз – наконец-то, не несуществующий ВСД, а «генерализированное тревожное расстройство».

Мне был выписан рецепт на 1 антидепрессант (очень сильный, в итоге я не смогла его принимать, очень жуткие побочки) и 2 транквилизатора.

Зачем нужны лекарства, если есть психотерапевт: организм «сломался» в области мозговых реакций на возбуждение и успокоение, таким образом, тело выделяет адреналин (запускает паническую атаку) в ситуациях, когда это делать не надо, т.е.

одна из систем – симпатическая или парасимпатическая преобладает над другой, и за реакцией возбуждения не следует реакции торможения, как у здорового человека, либо наоборот.

Это расшатывает нервную ситему, замыкая и формируя устойчивый цикл панической атаки:

Цикл панической атаки

Что значит этот цикл:

[attention type=yellow]

Испытав дискомфорт один раз в какой-то ситуации, вы неосознанно запоминаете это опыт и в следующий раз в этой ситуации вы уже готовы испытать панику. Это вызывает выброс адреналина, который быстро «докручивает» ситуацию до полноценной панической атаки (ПА), что, в свою очередь, уже очень ярко запоминается и в следующий раз ПА начнет приближаться при одной мысли о той ситуации.

[/attention]

Самое страшное в ПА, что в конечном итоге все приходит к тому, что количество «ситуаций» растет настолько, что ими становятся буквально все, связанные с выходом из дома. Сначала это тяжело, но преодолимо, в дальнейшем непреодолимо вообще. Это приводит к агарофобии (как у меня) и полной дисоциализации, депресии, мыслей о суициде.

СУТЬ ПСИХОТЕРАПИИ ПРИ ПАНИЧЕСКИХ АТАКАХ: разорвать цикл на этапе «тревожные мысли и ощущения». Паническая атака – это выученный страх, которому мы научили себя, боясь раз за разом в определенных ситуациях.

Кто-то боится тошноты, кто-то удушья, сердечного приступа, да чего угодно, главное, что этот страх «выученный» и тело можно отучить выделять адреналин в этих ситуациях, тем самым разорвав цикл ПА, не доводя даже до предпосылок ее появления.

Для тех, кто сейчас каждый день сталкивается с паникой, мои слова могут показаться неправдивыми, но я знаю на себе – панические атаки закончатся! Их просто не будет! Вы будете жить дни, месяцы и целые годы, ни разу не оглянувшись в своих действиях на «как я это сделаю, у меня же будет приступ». Вы забудете о них, если начнете правильно лечиться, сами или с психотерапевтом, но забудете.

Мне повезло, что на тот период жизни я смогла позволить себе 2 раза в неделю ходить на прием по 1500 рублей каждый, но я понимаю, что не у всех могут быть для этого ресурсы, поэтому постораюсь быложить вам все методики лечения, которым подвергли меня, чтобы вы смогли помочь себе сами.

Итак, зачем же в лечении были лекарства: в моем состоянии уже нельзя было ждать, нельзя было уже «опереться» в лечении на здоровую, сильную часть психики, которая бы «вытянула» бы за собой остальную – у меня уже не было такого ресурса. Поэтому мне были прописаны транквилизаторы, чтобы снять физические симптомы ПА, уча организм жить без них заново.

Я не в коем случае не советую вам пить какие-либо психотропные препараты по собственному желанию – только с врачом!

Тогда, скажете вы, зачем нужен врач, если стоит просто пожить на таблетках и заново научиться не бояться? Нет, все не так просто: снимая саму панику, мы никуда не деваем тревожные мысли. Нужно докапаться до их источника и ликвидировать причину.

Сокращу несколькл месяцев бесед с психотерапевтом до небольшого абзаца, чтобы передать вам корень моей проблемы:

[attention type=red]

В детстве я не получила безусловной любви матери, как нормальные дети. Моя мама заботилась обо мне, но не сердечней, чем бы это делала соседка, например. Сейчас я понимаю, что она просто не проявляет своих эмоций, такой вот человек, но для детской психики это был сигнал: я плохая, раз даже мама меня не любит, надо быть идеальной, чтобы меня любили.

[/attention]

И в какой-то момент, спустя много лет, фоновый комариный звон «нужно быть идеальной» потихоньку начал расти, как снежный ком и я впервые почувствовала мысль в замкнутом пространстве и легкое волнение «вдруг мне станет плохо у всех на глазах». Это была первая ступенька лестницы, по которой я быстро побежала вниз к генерализированному тревожному расстройству с богатой симптоматикой, и по которой я упорно потом карабкалась назад.

Это краткое описание моей ситуации, не полное, просто канва, но тот, кто знает, тот поймет.

Что советовал сделать психотерапевт

В первую очередь, я должна была завести блокнот, где каждый день на новой странице отмечала примерные обстоятельства приступа и шкалу волнения от 0 до 10 с описанием симптомов и мыслей.

Это хорошо помогало как отвлечься от приступа, так и по итогу выявить основной страх – опозориться на людях, быть не идеальной в их глазах. Именно он вызывал тревогу, а потом и панику с симптомами. Даже забавно – страх, что меня стошнит, вызывал тошноту.

Второе: не избегать ситуаций, в которых страшно, а подходить к ним обдуманно. Из-за неконтролируемой тошноты я боялась заходить в торговый центр, особенно, если была с кем-то. Если незнакомая толпа для меня это 7 из 10 по шкале, то компания со мной это 12 из 10.

Теперь я во время перерыва на работе доходила до торгового центра, по дороге объясняя себе, что на самом деле тошнота – это адреналин, который приводит в тонус гладкую мускулатуру желудка, но на самом деле он не может вызвать рвоту, никогда.

Я заходила в ТЦ смело, даже с азартом – я, либо паника, победит кто-то один. Сначала я заходила на 1-2 минуты, буквально чуть зайдя в глубь первого этажа, но не доводя до паники, заново учила организм воспринимать эту ситуацию без адреналина. Так я отвоевывала у паники по 10 метров за каждый такой поход, пока мне не стал подвластен весь первый этаж. Я заходила в него без страха!

Дальше рубиконом стал второй этаж – у меня просто тряслись ноги от ужаса, ведь если мне станет плохо, я буду там практически заперта. Но таким же образом я «выучила» второй этаж.

И я начал самое сложное – фудкорт на третьем этаже. Что в нем страшного? Долго до выхода и я планировала там что-нибудь съесть, а от еды, даже от крошки, приступы тошноты обострялись донельзя.

Но я рискнула – и честно скажу, не помню, как добралась вниз, настолько мне стало плохо. Но я не сдалась – и скоро, крошка за крошкой, я начала там обедать. Представьте, какой для меня это было победой: раньше я боялась даже зайти в ТЦ, а теперь сижу на недостижимом третьем этаже и ем в KFC! Ем!

Наверное, вам не понятна моя радость по поводу еды, поэтому стоит оговориться – тошнота и страх не совместимы с едой, поэтому я избегала предпосылок к тошноте отказом от еды. И так несколько лет, напомню. Буквально совсем: нет ничего в желудке, значит конфуза не произойдет, даже если тошнота останется.

[attention type=green]

Ела я только вечером, когда уже точно никуда не нужно было идти до завтра. Поэтому еда днем, да еще в людном месте – это был просто прорыв века для меня!

[/attention]

Дальше я осваивала шаг за шагом машину, я наконец поделилась с парнем о том, что чувствую и чем болею, получила люлей, что не сказала раньше и мы договорились, что он остановит машину по первой моей просьбе где угодно, если мне станет плохо.

Он по ночам (ночью мне было легче, ничего же не видно) вывозил меня сначала кататься по району, потом – по городу, и совсем рубиконом стала окружная дорога вокруг города, где по правилам запрещена остановка и скорость минимум 90 Км/ч. Я не совсем нормально, но пережила это и сказала себе – раз я пережила час на окружной, то уж 15 минут в аавтобусе для меня не проблема!

Это были мои первые опыты за много лет снова попользоваться общественным транспортом, он был ужасен 3 вещами: его нельзя остановить, нельзя открыть окно или дверь и в нем я как на лодони у всех, если станет плохо, то на виду у всего автобуса.

Сначала я проезжала 1 короткую остановку, потом 2, 3 и так до тех пор, пока не села на кольцевой маршрут по всему городу и не проехала его с начала до конца.

У меня есть личный блог в Instagram, там я рассказываю про опыт лечения, даю полезные советы, да и в вообще – вместе мы сила

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d6ace799c944600adb7633f/5d87099323bf4800ae33e3fa

Могут ли панические атаки пройти сами с возрастом

Панические атаки вернулись

На вопрос о том, могут ли панические атаки просто исчезнуть из вашей жизни, ортодоксальная медицина не дает сегодня однозначного ответа (так же, как не дает и стопроцентно «срабатывающих» медикаментозных рецептов). Однако психотерапевтическая практика, а также опыт успешно излечившихся «паникеров», которым невроз существенно отравлял жизнь, отвечают на этот вопрос уверенно положительно: могут!

Прогноз позитивный

Действительно, в клинике нервных болезней зафиксировано немало случаев панических и невротических расстройств, которые прошли сами по себе, сошли «на нет» и уже несколько лет не напоминают о себе.

Да, такое возможно – если речь идет о людях (а их немало), у которых панические атаки были спровоцированы внешними причинами, трагическими стечениями обстоятельств, и которые при другом событийном раскладе могли вовсе никогда не испытывать паники.

Что говорит искусство

Атаки часто возникают как ответ на сильнейший раздражитель, с которым человек не может справиться без привлечения дополнительных ресурсов организма. Примеров много – как в жизни, так и в литературе и кино, отражающих жизнь.

Героиня книги Анны Старобинец «Посмотри на него» приобретает панические атаки после того, как вынуждена прервать беременность на большом сроке из-за диагностированной нежизнеспособности будущего ребенка.

Она переживает сильный стресс и чувство острого горя, проходит церемонию прощания с ребенком и возвращается домой. Однако психоэмоциональное состояние не улучшается, и к страданию героини добавляются приступы паники.

Через какое-то время она уже не может выйти из дома, ее организм отказывается принимать пищу. Основной проблемой ее жизни теперь уже становится не пережитое горе, а паника.

[attention type=yellow]

Герой многосерийного американского фильма «Во все тяжкие», полицейский Хэнк, из отдела, где он выполняет «грязную работу» и борется с наркодилерами, идет на повышение. На новом месте он не вписывается в «статусный» коллектив.

[/attention]

У полицейского постепенно формируется дезадаптация – и вдруг на месте оперативной разработки, куда он выезжает с новыми коллегами, гремит взрыв, в результате которого другие сотрудники гибнут, а сам Хэнк чудом остается в живых.

К тому же он чувствует, что где-то поблизости находится «король» наркобизнеса, но постоянно сбивается со следа… Хэнк возвращается на прежнее место службы, и там у него начинаются приступы паники… А ведь он был безупречным, практически непрошибаемым полицейским, пока не произошла цепь событий, выбивших его из колеи.

Известен случай с бесстрашным парашютистом, который совершил более пяти тысяч прыжков из самолета. Но однажды произошел технический сбой: парашют в очередной раз раскрылся у самой земли, а прыгун чудом остался жив. С того момента у него начались панические атаки, которые возникали всякий раз при подъеме на верхние этажи гипермаркета с открытым пролетом.

Психотерапевтическая практика показывает, что во всех тех случаях, когда панические атаки обусловлены внешними факторами либо жизненными обстоятельствами, они зачастую проходят сами – после того, как трагические события утратили свою актуальность и остроту, жизненные условия поменялись к лучшему, или даже пациент осознал связь атак с конкретным событием. Так в итоге и произошло с парашютистом, понявшим, что нераскрывшийся парашют запустил «паническую цепочку».

Полицейский Хэнк тоже излечивается от атак, когда возвращается в привычную среду, и, наконец, находит наркокороля. Им оказывается его свояк. Причиной панических атак у полицейского Хэнка послужил не стресс, и даже не угроза жизни, а ощущение неопределенности, непонимание того, что происходит.

Это подтверждается в финальной сцене его героической гибели, когда он бесстрашно и даже насмешливо смотрит в лицо смерти, не чувствуя ни страха, ни растерянности – потому что теперь он понимает, что произошло на самом деле, и знает, кто за всем этим стоит.

Полицейский успел раскусить врага и раскрыть главное дело в своей жизни, а значит, он победил, несмотря на такую высокую цену, которую ему приходится заплатить.

Как это происходит в жизни

Впрочем, и в «мирной» жизни панические атаки довольно часто проходят сами по себе.

Человеку, который переживает приступы беспричинного страха и непонятной тревоги, который уже сам себя считает неполноценным, трудно в это поверить – однако порой для избавления от паники достаточно сменить работу (или даже перейти в другой отдел, коллектив), поменять район города, расстаться с кем-то конкретным из окружения или завести домашнего любимца!

Для того, чтобы избавление от паники стало возможным без психиатрического вмешательства, необходимы грамотные поддержка и сопровождение панических пациентов. Что они собой представляют?

Каждый человек, подверженный паническим атакам, даже если они его посещали его разово, нуждается в так называемой группе психологической поддержки. Эта группа может включать в себя профильных специалистов, психологов и психотерапевтов, а также людей, переживающих или переживавших панические атаки.

[attention type=red]

Прочие сочувствующие и просто «разумные люди», жаждущие помощь, перед лицом паники абсолютно бесполезны и даже вредны. При всех их добрых побуждениях, они не способны представить состояние того, кто только что испытал мучительное состояние, не понимают, как вести себя с ним и действительно не знают, чем ему помочь.

[/attention]

Все их рекомендации можно условно разделить на две группы:

  1. «Взять себя в руки» и не допускать в дальнейшем «срывов», потому что… Вариантов множество: «ты мужчина», «ты мать», «ты стоишь на пороге дела всей своей жизни», «ты руководитель и от тебя все зависит», «ты чемпион, ты играешь в высшей лиге, соберись» и прочие сотрясения воздуха. Можно не сомневаться, что такие рекомендации покажутся просто убийственными человеку разбитому, дезориентированному, еще не оправившемуся от тяжелого приступа.
  2. Обратиться за специализированной помощью, то есть лечь в психиатрическую больницу, согласиться на медикаментозное лечение и опеку.

Даже трудно сказать, какая из двух групп «помощников» страшнее: ну просто глаза разбегаются!

Будет лучше всего, если человек, страдающий от панических атак, оградит себя от подобного рода советчиков. Но при этом вокруг него должны находиться те, кто действительно может помочь.

Ищите и находите способы помочь себе

Каждому, кто сталкивался с явлением паники – «невроза ХХ века» – следует обращаться за поддержкой, не стесняясь и не боясь показаться «слабым».

При появлении первых признаков дискомфорта, предупреждающих организм о приближении панической атаки (обычно это небольшая тревога, дрожь, шум в ушах, легкая растерянность), необходимо звонить личному психотерапевту и (без всяких «или»!) другу, знакомому или соседу, кому-то, кто не понаслышке знает, что такое паника и как с ней справляться на месте, подручными средствами. Наверняка об этом знает и сам клиент. Но услышать знакомый спокойный голос, в котором сопереживание сочетается с пониманием ситуации и уверенностью, что в итоге все будет хорошо, потому что клиент (друг, знакомый) все делает правильно, а значит, обязательно выйдет из приступа с наименьшими затратами – это неоценимо для «паникера». Это и есть настоящая помощь и поддержка.

При таких условиях, как чуткая поддержка и забота со стороны средового окружения, панические атаки навсегда уйдут из вашей жизни. Вы даже не заметите, когда это произойдет.

Источник: https://panicheskie-ataki.com/obshhie-voprosy/mogut-li-projti-sami.html

«Я впервые почувствовала, что мне не страшно жить»

Панические атаки вернулись

Постоянное чувство тревоги, поверхностный сон, боязнь выходить в незнакомые места, страх есть незнакомую пищу, оставаться в замкнутом или открытом пространстве, необоснованный гиперконтроль, невнятные соматические боли и жуткий, панический страх умереть — именно это испытывает человек, страдающий паническим расстройством.

Я расскажу свою историю восьмилетней борьбы c паническими атаками — о том, как это было и что помогло. Это не руководство к действию, а личный опыт. Я очень надеюсь, что те, кто до сих пор страдает этим недугом, смогут найти силы справиться с ним. 

В стране панического расстройства

Свой первый приступ страха я помню хорошо. Мне было 20 лет, и я поехала в местный маленький клуб поддержать друзей, которые выступали диджеями. В ту ночь не было алкоголя или запрещённых веществ, которые могли бы спровоцировать сбой в нервной системе.

Наутро после дискотеки мне показалось, что правая сторона тела онемела. Руки, ноги, голова, бок и живот ощущали прикосновения, но в голове что-то сломалось. Я была уверена, что тело отказало. Кружилась голова, не хватало воздуха, бешено колотилось сердце, а в голове бились мысли: «Это инсульт, сейчас ты умрёшь. Вот прямо сейчас ты умрёшь и даже ни с кем не успеешь попрощаться».

Разумеется, я не умерла, ведь паническая атака хоть и жутко неприятное состояние, но не смертельное. Приехала скорая, сделала укол успокоительного и посоветовала полечить нервы.

Вскоре начался мой личный ад. Приступы страха настигали везде: на работе, в транспорте, в гостях, кинотеатрах и кафе — повсюду было страшно. Я чувствовала себя беспомощной и жалкой, мне казалось, что я больна неизлечимой болезнью, о которой никто не знает.

Началась паранойя: стоило в теле где-то кольнуть, как я лезла в интернет и искала, что это может быть, накручивая себя ещё больше. 

Я ходила к докторам и сдавала литры крови. Меня обследовали вдоль и поперёк, чтобы исключить эндокринные или сердечные патологии, при которых паническая атака — один из симптомов.

Родители отправили меня к психиатру, которая поставила два диагноза: паническое расстройство и клиническая депрессия, прописала антидепрессанты. На антидепрессантах я держалась год — приступов и правда не было.

[attention type=green]

Но я не чувствовала себя хорошо, потому что антидепрессанты оказались очень сильными — я просто была спокойным овощем. 

[/attention]

Три психотерапевта, к которым я ходила параллельно с лечением, не помогли, так как не знали, как именно лечить панические атаки. Зато мы нашли причину: моя мама очень негативно и остро реагировала на все события, которые происходили в нашей жизни.

Она любила катастрофизировать буквально всё: заболела голова — это менингит, заболела грудина — воспаление лёгких, не выходила на связь — меня обязательно убили.

Мы даже отслеживали триггеры, запускающие панические атаки — например, новость о сердечном приступе или «загадочной смерти», от которой кто-то умер.

К сожалению, понимание причины не помогло полностью избавиться от приступов. Они вернулись с утроенной силой, стоило только слезть с таблеток.

Организм предавал меня. На фоне стресса появились язвы кишечника с приступами сильнейшей диареи, кололо в груди, кружилась и болела голова, держалась температура. Внутри фоном гудела тревога и напряжение — как в линии электропередач. И так каждый день.

Я не смотрела фильмы про болезни, не могла читать новости про смерть — искала все симптомы у себя. Мне было страшно есть, казалось, что я захлебнусь, задохнусь и вообще случится анафилактический шок.

Порой не могла двинуться с места — сидела на станции, в метро или на остановке, плакала, звонила маме, парню, просила меня забрать. Состояние бывало таким, что приходилось вызывать скорую — и не один раз.

Жизнь превратилась в настоящий кошмар, я чувствовала себя хорошо только в четырёх стенах моей маленькой комнаты. Перестала выходить на улицу, ездить к друзьям, не посещала мероприятия. Силы уходили только на поддержание базовых потребностей. 

Выход

После одного стыдного для меня случая я твёрдо решила, что с паническими атаками пора прекращать.

На работе началась тахикардия, которую я не смогла победить простыми дыхательными упражнениями. Паника достигла таких масштабов, что коллеги испугались моего бледного испуганного лица и вызвали скорую. 

Доктор снимал ЭКГ шесть или семь раз, потому что я жаловалась на сильное сердцебиение и чувство страха смерти — такое бывает при инфаркте. У меня случилась истерика, я не могла успокоиться, боялась, что в этом спортивном зале, где мы находились, и умру. 

[attention type=yellow]

Врач дал таблетку от тахикардии, чтобы проверить, как поведёт себя сердце. Если бы оно продолжало стучать в том же ритме — меня бы увезли в больницу. Сердце успокоилось.

[/attention]

Я попросила одолжить несколько таблеток на случай, если приступ повторится. Но оказалось, что эти таблетки нельзя часто пить людям без хронических болезней сердца.

После этого случая я пришла к кардиологу. Она проверила моё сердце, не нашла серьёзных патологий и прописала лёгкие транквилизаторы нового поколения. Они снимали соматические реакции, в том числе и тахикардию, а также помогали при приступах страха.

Уже через неделю на таблетках мне стало лучше. Снизилась боль в теле, температура, реже возникала тахикардия, стало пропадать чувство тревожности. Наверное, впервые после долгого времени появились силы доползти до кафе!

Твёрдо решив снова пойти на психотерапию, я поискала в интернете, какими методами советуют лечить панические атаки.

Узнала, что одним из эффективных способов лечения панических атак является когнитивно-поведенческая терапия — раздел психологии, который учит человека «думать» заново.

  Я почитала разные источники на эту тему и решилась попробовать. Через интернет нашла психолога, и мы начали работать.

Спустя два месяца прекратились спонтанные панические атаки. С приступами, которые возникали по какой-то причине (например, после кофе), я научилась справляться за десять минут.

Через четыре месяца я осмелилась прекратить пить таблетки, прописанные кардиологом, чтобы работать с паническими атаками без них.

[attention type=red]

Через шесть месяцев я смогла спокойно ездить на общественном транспорте, ходить в кино, сдавать кровь и ездить к друзьям на другой конец города. Фоновая тревога исчезла, расслабилось тело.

[/attention]

Через восемь месяцев я начала смотреть детективные ролики и ролики про болезни. Могу говорить о смерти. Не боюсь заболеть и даже заразиться коронавирусом, хотя этого сейчас боятся все вокруг.

Энергия, которая раньше уходила на поддержку тревоги и негативных мыслей, перенаправились на меня: я учусь, написала эту статью, чаще общаюсь с близкими и друзьями. Я впервые почувствовала, что мне не страшно жить. 

За время лечения я поняла несколько вещей и хочу поделиться с вами.

Искать причину бесполезно

Паническая атака — это в первую очередь неправильное мыслеповедение. И его надо чинить. В триггерной ситуации мысли в голове проносятся так, как привыкли с детства.

В моём случае неадекватные мысли появлялись из-за реакций матери. Поэтому в похожих ситуациях я думала как она, запуская цепочку мыслей, приводящих к приступу.

Я пыталась принять, простить, и даже высказала маме, что именно она стала причиной моего расстройства. Но это не помогло, поэтому пришлось искать другие способы лечения.

Я не утверждаю, что поиск причин панических атак не поможет — просто это не помогло мне. Мой мозг восемь лет мыслил неправильно, и его пришлось переучивать.

Нужны лекарства

При панических атаках в первую очередь надо обращаться к врачам. Приступы могут возникать не только на фоне панического расстройства, но и на фоне других болезней.

Врач обследует организм и при отсутствии патологий отправит к специалисту, который подберёт лекарства. В моём случае это была кардиолог — просто так вышло, что она увидела испуганного до смерти человека и взяла на себя смелость выписать рецепт.

Нужна психотерапия

В психологии множество направлений, которые работают с разными состояниями. Я работала с психоанализом и телесно-ориентированной терапией. Они не помогли. Но это не означает, что они не помогут вам. 

Когнитивно-поведенческая терапия считается эффективной методикой лечения панических атак. КПТ объясняет, как работает наше мышление: ситуация — мысль (оценка, убеждение) — реакция. Я сломалась на этапе мыслей. 

Пример неадекватной мысли

Я съела печенье и почувствовала, что оно острое. В голове пронеслась мысль, что это не просто острота — это начало анафилактического шока. Мысль запускает реакцию — я пугаюсь и начинается паническая атака: адреналин попадает в кровь, руки холодеют, тело дрожит, дыхание учащается, начинается тахикардия. Я трогаю своё лицо, смотрю, не опухло ли горло, не посинели ли губы.

[attention type=green]

С помощью психотерапевта я училась отлавливать эти неадекватные мысли. На них мы придумывали адаптивный (адекватный) ответ. Поначалу было тяжело.

[/attention]

Мы играли в ролевые игры, где Аня-паникёр всегда в конце побеждала Аню-разумную.

Мы отработали каждую мысль, которая меня мучила, и теперь я не начинаю паниковать, если мой мозг выдаст что-то вроде «кто-то рядом чихнул, у него по-любому коронавирус!» с последующим выискиванием симптомов. 

Пример адаптивного ответа на мысль об анафилактическом шоке

У меня никогда не было аллергических реакций, я спокойно ем все продукты-аллергены. До этого момента, когда я ела острую еду, со мной ничего не случалось, и нет причин для того, чтобы случилось сейчас.

Моя реакция — это страх, поэтому у меня кружится голова и не хватает дыхания. Сейчас я начну глубоко дышать и присматривать человека, если вдруг что-то пойдёт действительно не так.

Если что, подойду и попрошу о помощи, а сейчас нужно успокоить свой организм, который испугался.

А вот адаптивная мантра для тех, кто боится заболеть коронавирусом.

Человек, чихнувший рядом, может как болеть, так и не болеть — я не знаю наверняка. Когда я приду домой — то помою руки и промою нос: это в моей зоне ответственности.

Если начнётся грипп, я скажу об этом родителям и парню (подруге, работодателю), чтобы они были в курсе, вызову врача. Буду действовать по ситуации, сейчас причин для беспокойства нет — я только себя накручиваю.

Паника мне не поможет, я должна оставаться осознанной, чтобы не упустить начало настоящей болезни. 

[attention type=yellow]

Самым сложным и неприятным в терапии оказалось принятие факта существования  моей и чужой зон ответственности. Из-за страха паникёры хотят всё контролировать. Поэтому нам страшно летать на самолётах, мы мучаем врачей неуместными допросами, как огня боимся эпидемий.

[/attention]

Например, в случае с вирусом моя ответственность заключается в соблюдении карантина, мытье рук, промывания носа и ношении маски. Но если кто-то выйдет на улицу и будет заражать всех вокруг — это не в моей зоне ответственности. Это неприятно и несправедливо, что от одного человека можно заразиться и провести время в больнице. Но жизнь в принципе несправедлива.

Нужно научиться самопомощи

КПТ — это тот раздел психологии, где терапевт даёт домашние задания и их нужно выполнять. Чем усерднее работа, тем лучше результаты. Техники самопомощи были одним из моих домашних заданий.

Я не верю, что от панических атак можно избавиться самостоятельно. Оградиться от триггерных ситуаций — да. Люди с паническими атаками выстраивают жизнь вокруг расстройства, что сужает круг развлечений, интересов и хобби. С нами не хотят дружить и заводить романтические отношения, потому что мы унылые и тревожные. 

Мне нужно было научиться применять упражнения, которые помогают справляться с приступами, чтобы в очередной раз не вызывать скорую.

Я буквально заставляла себя глубоко дышать — это трудно, когда дыхание сбито и жутко страшно. Мне приходилось концентрироваться на внешнем мире, а не на собственных ощущениях. Приходилось смиряться с тем, что телу прямо сейчас плохо, и ждать, пока адреналин закончится в крови. Принимать дрожь, онемение, сосущее чувство под ложечкой, головокружение и боль в животе. 

Из-за чрезмерной эмпатии я не могла смотреть драмы и видеоролики про больных животных и детей. По заданию психолога мне пришлось их смотреть, чтобы уметь отделять свои чувства от чувств других и не принимать чужую боль близко к сердцу. 

Возможно, нужно изменить образ жизни

Так как я переживаю о здоровье — это моё слабое место, — стараюсь следовать прописным истинам: правильно питаться, обеспечить себе здоровый сон, хоть какой-то спорт. Это не стало моим новым образом жизни, но осознание того, что я не имею вредных привычек, вовремя отдыхаю и в рационе появились овощи с фруктами, делает меня спокойнее.

Кроме того, важным этапом в борьбе с паническими атаками стало избавление от всего, что бесит. Я часто испытывала приступы на прошлой работе. Она мне не нравилась — я ушла, и мне стало легче.

После встреч с подругами было чувство опустошения — теперь я нечастый гость, так как не хочу обсуждать чужие проблемы.

Я минимизировала контакты с людьми, которые постоянно жалуются, обижены, озлоблены на мир и пытаются приложиться об меня своими детскими травмами. 

Сейчас я на новом этапе жизни, где беру на себя только свою часть ответственности и не несу чужую. Стараюсь не жаловаться всем подряд — только психологу, не мусолить обидки, не осуждать людей и не бросаться на помощь. Теперь я эгоистичнее — мои желания и забота о себе на первом месте.

Мне потребовалось всего восемь месяцев, чтобы расширить границы и посмотреть на мир другими глазами — глазами взрослого, здорового и адекватного человека. Это вдохновляет и придаёт силы.

Я призываю всех, кто страдает психическими расстройствами, обратиться за помощью. Возможно, вам потребуется больше или меньше времени — у каждого терапия проходит индивидуально. Лечиться бывает сложно и неприятно, зато после открываются колоссальные возможности.

Источник: https://burninghut.ru/panicheskie-ataki/

Паническое расстройство иногда возвращается. Почему?

Панические атаки вернулись

Почему паническое расстройство иногда возвращается?

Темой этой статьи стал вопрос, который задают люди, которым, казалось бы, удалось избавиться от панических атак: «Почему иногда паническое расстройство возвращается после длительного периода спокойствия, если проблема была уже один раз проработана, панические расстройства прекратились, и уже даже не верилось в то, что они могут возобновиться, а через несколько месяцев симптомы вернулись, и снова повысилось напряжение?».

Как правильно прорабатывать паническое расстройство, чтобы избавиться от него?

Отвечая на данный вопрос, мы хотим отметить очень важный момент: такое возможно при неправильной проработке панических расстройств. Дело в том, что сейчас существует много способов работы с паническим расстройством, с неврозом и другими тревожными состояниями.

И до тех пор, пока человек не перестал бояться приступов паники, эффективного результата не будет. Необходимо, чтобы он не просто понял, где-то прочитал, где-то услышал или поверил кому-то, что паническое расстройство не опасно, а реально, с помощью определенных практик доказал себе это.

Нужно, чтобы он проживал эти страхи, увеличивая степень желания появления панической атаки и уменьшая степень ее проявления. Важно постепенно, шаг за шагом, идти к тому, чтобы научиться проживать приступы паники, тревогу, страх. Затем ему необходимо сломать избегающий механизм.

[attention type=red]

В частности, при панических расстройствах одним из главных факторов,  поддерживающих эту проблему, является стремление обратиться за помощью к близкому человеку или понизить тревожность при помощи таблетки.

[/attention]

То есть, человек боится, что самостоятельно не справится со своей проблемой, вот в чем суть.

Важно понять: до тех пор, пока человек не научится самостоятельно справляться с панической атакой, не обращаясь к кому-то за помощью (к близким людям, врачам или таблеткам), стойкого результата добиться невозможно.

Может ли вернуться паническое расстройство?

При возникновении панических расстройств, когда у человека появляется страх потерять над собой контроль либо страх умереть, он обращается за помощью.

С одной стороны, это выглядит логично: человек таким образом пытается снизить свой уровень тревоги. Но когда у него возникает мысль обратиться за помощью, это означает, что он все-таки в глубине души думает, что паническое расстройство небезопасно.

А при проработке внутреннего напряжения меняются внешние обстоятельства, меняется мировосприятие.

Следовательно, почему может вернуться паническое расстройство? Именно потому, что оно не проработано. Наиболее прогрессивные методики предлагают двухуровневый подход к проработке этой проблемы:

  1. Освоение навыков работы с панической атакой.
  2. Работа с мировосприятием.

Может ли паническое расстройство пройти само собой?

У некоторых людей панические расстройства проходят сами собой, без проработки. Причиной этого является изменение какие-либо жизненных обстоятельств, заставляющих человека переключить внимание на другие, более важные для него цели.

Ввиду этих новых обстоятельств, в которые он попадает, человек автоматически выходит из порочного круга, вызывающего панические расстройства, и они проходят на несколько лет. Но, спустя годы, они могут появиться снова.

Почему? Потому что человек не научился прорабатывать панические атаки, не научился не бояться их, а просто попал в другие обстоятельства. И как только он опять попадает в стрессовую ситуацию, паническое расстройство возобновляется.

[attention type=green]

Правда, есть скептики, которые считают, что для избавления от приступов паники нужно обязательно прорабатывать внутренние конфликты, мышление, детские травмы и прочие направления.

[/attention]

Но регулярное возникновение вопроса, вынесенного в тему этой статьи, как раз является следствием того, что эти люди не имеют глубоко понятия о том, что такое паническое расстройство, и, по сути, дезинформируют тех, кто стремится избавиться от этих проблем.

Единственное условие, при котором панические расстройства никогда не вернутся, – необходима глубокая проработка своих страхов. Которая научит не бояться возможного появления панических атак.

Даже если человек не проработал свое внутреннее напряжение, которое является следствием искаженного мировосприятия, панических расстройств у него не будет – у него может возникать лишь некоторое напряжение, проявляющееся в виде различных симптомов.

Источник: https://fdrk.ru/panicheskoe-rasstrojstvo/

Доктор онлайн
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: